?

Log in

No account? Create an account
ne brityi

По скотоприемникам! Пропасть между нами и властью могут узаконить

Николай I – император Всея Руси, издал в свое время распоряжение, запрещающее хвалить правительство. В сущности, в этом тексте речь шла о том, что не ваше собачье дело хвалить, ваше дело – исполнять. Не то, что нельзя ругать правительство царя,  а хвалить тоже запрещается. Запрещается иметь суждение о правительства царя. И очень правильно. И очень по-русски.


Степень нашего отчуждения от власти всегда была гигантской. Пропасть между обычным человеком в России и властью всегда была огромной и непреодолимой. И преодолевает эту пропасть на самом деле только эмоциональная близость с властью, которая случилась в марте 2014 года, когда народ восторженно воспринял возвращение Крыма домой в Россию. С этого времени захотелось быть согражданами, людям не захотелось прощаться с властью, захотелось сопереживать, быть в эмоциональном контакте с властью. Михеев хочет это запретить. Михеев хочет запретить говорить о власти вообще.

Я понимаю, он мог бы возразить и сказать, что «я не запрещаю, я только запрещаю лгать». Но дело в том, что русские суды, русские власти – исполнительные, законодательные, вообще все русские начальники, любое высказывание воспринимают как информацию, как сведения, поручающие их. То есть я могу сказать, допустим, Х омерзителен, это мое суждение. Но русские суды всегда будут считать, что это не суждение, а, безусловно, сообщение, информация, поскольку нет соответствующего вердикта и указа, признающего Х омерзительным. Я буду признан виновным, я должен буду выплатить штраф, то есть я пострадаю. Если я скажу «орган власти начинающийся на Т - полное говно, состоящее из недоумков». Я понимаю, что это вроде мое мнение. Но если я не добавлю в это свое мнение фразу «по-моему мнению, орган власти начинающее на Т полное говно, состоящее из недоумков», то мне тот час присудят, что это не мое суждение, а информация. Информация, не имеющая соответствующего подкрепления в соответствующем Указе и распоряжении. Следовательно, я виноват.

Русские  суды вообще отказываются признавать конституционное право на практике. Отказываются признавать конституционное право людей на мнение, суждения, оценку. В Конституции это право есть, но в судах этого нет. Поэтому они и снабжают фразы  специальными упоминаниями - по моей оценке, по моим суждения или по моему мнению. Если этого нет, то фраза «погода сегодня плохая» будет воспринята, как информация, не подкрепленная соответствующим указом. За это будут судить и обязательно посадят. Предложение Михеева, де факто нам запрещает говорить о власти. Просто запрещают. А следовательно, пропасть между нами и властью будет закреплена законодательно. Нам запрещается и восторгаться властью. Вообще. Мы должны знать свое место, мы должны занять скотоприемники, соответствующие нам скотское место и не говорить о власти. Поскольку любое наше суждение будет воспринято, как порочащие. Вот и все.

Значит, в сущности Михеев пытается аннулировать Крымский консенсус, крымское эмоциональное единство, которое, с моей точки зрения, было главным достижением Путина. Михеев бросает вызов Путину и русскому народу. Отлично. Мы готовы разойтись по скотоприемникам. Нам не привыкать, товарищ Михеев. Нам не привыкать расходиться по скотоприемникам, по камерам нам не привыкать расходиться. Мы это знаем, умеем и много-много раз делали. Нет вопросов, мы пойдем по камерам. Мы Вам не нужны, как сограждане. Отлично, решайте, что Вам надо.

Comments

"... Крымский консенсус, крымское эмоциональное единство ..." - то не достижение было, но самоприговор великой страны.
Михеев всего лишь теперь доводит линию до логического окончания... (как в том анекдоте: - доктор сказал в морг; значит - в морг)