?

Log in

No account? Create an account
ne brityi

Мы - маленькие гадости в любом возрасте. Почему надо бить нас и детей.

Мне в эфир позвонила женщина. Ей 63. Она рассказала, что когда ей было 3 годика, то «я маленькая гадость, маленькая гадкая девка довела своего дедушку. А дедушка мой хороший, добрый, достойнейший человек. И я маленькая гадость довела его до того, что он зажал мою голову между колен и имитировал удар ремнем по моей голой попе. Вот какая я была мерзкая, дерзкая и этот урок для меня прекрасен. И я потом все время старалась уважать дедушку. А дедушка был совершенно прав – детей бить надо!».



Я попробовал прочитать то же самое, но по–другому. Ее же рассказ, но прочитать иначе. Маленькая несмышленая трехлетняя девочка, озорница,- довела закомлексованного дедушку, потому что он не умел вести себя с детьми, он был чванливый облом, который не снисходил до детей. Потом он рассказывал ей, как она его довела.

На самом деле он просто не умеет с детьми обращаться и разговаривать. Воспользовавшись своим физическим превосходством, этот взрослый мужчина, схватил трехлетнюю девочку, зажал ее голову между колен, то есть обездвижил ее, привел ее в состояние беспомощности. Пользуясь собственным физическим превосходством и мужской силой. Обездвижил ее, и дальше угрожая ремнем, хлестал ремнем рядом с ее обнаженным телом – она говорит «с голой попкой». Раздел ее вдобавок, показал, что между ремнем и кожей нет ничего, никакой защиты. В сущности, истязал ребенка, прививая ему комплексы вины, прививая ему комплекс страха , ужаса. Постоянного ужаса наказания, расправы, когда ты беспомощный, когда тебя привели в состояние беспомощности. Женщине 63 года и она гордится этим поступком дедушки, который ее почти бил. А может быть и бил? Может, потом это ей перепрошили память. Она гордится этим поступком дедушки и считает, что это и есть благое воспитание.

Мне кажется, что эта гордость побоями, это чувство вины -- это необходимое качество, как мне представляется, хорошего гражданина в России. Россия вся пропитана чувством вины. Если вы зайдете в церковь, вы услышите – каюсь, каюсь, каюсь, каюсь. Виноваты, в общем. Если не знаешь за собой вины, то ты, безусловно, человек которым овладел грех гордыни… Ты виноват перед отцом, ты виноват перед дедушкой. Как сказала слушательница «я маленькая дрянь, я маленькая гадость довела почтенного человека».

Ты - маленькая гадость в любом возрасте. Ты - маленькая гадость в 20 лет, доводишь почтенных преподавателей. Ты маленькая мерзость в 30 лет, довел престарелых родителей и начальников. Ты окончательная мразь в 40 лет, довел людей, доверившихся тебе, начальников повыше, губернаторов. Ты окончательно сформировавшаяся паскуда в 50 лет, не оправдал доверие еще более высокого начальства. Ты, ты, ты постоянный позор собственной семьи, позор рода человеческого. Ты тварь, мразь. И это прекрасно. Это прекрасно, потому что это как раз не дает тебе особо высовываться, не дает тебе задирать свой нос. Рассказ этой прекрасной слушательницы всколыхнул меня.

Мне показалось абсолютно симптоматичным и симулирующим как бы русское воспитание – нас били, наших отцов били, мы бьем и наши дети будут бить наших внуков. Обязательно, наши дети будут бить наших внуков. В этом священный наш посыл. Из поколения в поколение – бить, бить, бить. И чувствовать вину, что ты маленькая мразь довел почтенных людей. Я вижу в этом основу цивилизации. Я горжусь своей страной. У меня грудь распирает чувство гордости...


Comments

скандинавские зарисовки на эту тему :)

Эльфийская аргументация способна похерить даже достойную идею. Не надо, пожалуйста :)

И да, всё украдено до Вас, в том числе в благополучной Скандинавии.


" -- Скажи, а нельзя ли вообще обойтись без драки? Мирно можно договориться о чем угодно. Знаешь, Малыш, ведь, собственно говоря, на свете нет такой вещи, о которой нельзя было бы договориться, если все как следует обсудить.
-- Нет, мама, такие вещи есть. Вот, например, вчера я как раз тоже дрался с Кристером...
-- И совершенно напрасно, -- сказала мама. -- Вы прекрасно могли бы разрешить ваш спор словами а не кулаками.
Малыш присел к кухонному столу и обхватил руками свою разбитую голову.
-- Да? Ты так думаешь? -- спросил он и неодобрительно взглянул на маму. -- Кристер мне сказал: "Я могу тебя отлупить". Так он и сказал. А я ему ответил: "Нет, не можешь". Ну скажи, могли ли мы разрешить наш спор, как ты говоришь, словами? "